Происхождение мифологических царей и богатырей Ирана (часть I)

Происхождение и духовное значение мифологических царских династий Пишдадидов и Кеяанидов уже долгие годы являются предметами обсуждения ведущих иранистов мира. Героический эпос иранских народов «Шахнаме» («Книга царей»), написанный в X веке Абулькасимом Фирдоуси, своей космологической структурой и мифологической базой до сих пор не является скрупулёзно изученным. Несмотря на это, ряд советских иранистов в свое время проводили кропотливую работу по изучению как отдельных героических образов «Шахнаме», так и её лингвистико-стилистического аспекта. Известно, что Фирдоуси в своё время при написании «Книги царей» использовал ряд текстов и устных легенд доисламского периода. Легендарные цари и богатыри в основном совпадают с мифологическими персонажами древней священной книги зороастрийцев – Авесты, а также ряда более поздних жреческих книг, таких как «Бундахишн», «Денкард» и других, являющихся поздними смысловыми разъяснениями и дополнениями самой Авесты. Слово «Авеста» происходит из армянского слова «аветис», то есть «благая весть», и является лишь древнеиранским искажением из-за языковых особенностей.

Иранисты, исходя из академической позиции, не считали важным исследование самой сути представленных в этих книгах космологических духовных процессов, которые выходят далеко за рамки рационального, историко-академического, так сказать сугубо материалистического подхода. Именно из-за этого реальных сдвигов в их изучении не было и нет.

Итак, попробуем кратко ответить на вопрос о том, какое происхождение имеют мифологические династии царей и богатырей героического эпоса «Шахнаме». Во-первых, необходимо понять, что эпос любого народа отнюдь не является лишь богатым воображением предков. Эпос представляет собой структурированный процесс формирования, становления и развития конкретного народа, включая в себя также механизмы решений тех или иных проблем, которые время от времени могут предстать перед данным народом. Для того, чтобы ответить на вопрос о происхождении иранских мифологических героев и попытаться понять, чему учит и что пытается показать нам «Шахнаме», необходимо хотя бы ознакомиться с героическим эпосом армянского народа «Сасна Црер», былинами и с древними ведами русского народа. Лишь в этом случае можно будет заметить, что эпос также является определённым сводом законов конкретного народа и представляет собой своеобразную духовно-материальную систему.

Фирдоуси в «Шахнаме» показывает не только происхождение царей и богатырей, их принадлежность к конкретной системе, а также своеобразный свод законов, по которым действуют героические персонажи. Фирдоуси, основываясь на информации из древнейших жреческих текстов, начинает свою книгу с создания Вселенной, планеты Земля, с отделения мрака от света и доходит до  Космического первочеловека.

Первым мифологическим персонажем «Шахнаме» является Кеюмарс, который в Авесте и в поздних источниках представлен как Гайомард. Владеющие армянским языком люди сразу же переведут имя Гайомард на «человек-армянин», то есть Арменоид или Гайкид. Гай или Хай (Hay) – самоназвание армян, от имени Космического Гайка (Хайка), сына Торгома, прародителя армян, а мард – человек. Также как и Гайк убивает Бела Титанида – олицетворение зла, так и Гайомард «…убил Арзура…» («Суждения Духа разума», МХ, XXVII, 15). Отметим, что Арзур был сыном Ахримана – воплощения зла зороастрийцев. Получается, что Гайомард (Арменоид, Гайкид) тот же мифический и Вечный Гайк, а процесс борьбы Космоса с хаосом, та же борьба Гайка с Белом, но с присущими зороастрийскими особенностями и своеобразным менталитетом.

Каюмарс – арабизированная форма имени Гайомарда, которая переводится как «человек смертный».

Согласно древним космологическим мифам Каюмарс-Гайомард – первочеловек вначале властвует на земле три тысячи лет. Кроме того, в Авесте говорится (Яшт XIII 87): «Мы чтим фраваши Гайомарда праведного, который первым услышал думы и заповеди Ахура-Мазды (Арамазда), и от которого [Ахура-Мазда] произвёл семью арийских народов». (Авеста в русских переводах (1861-1996), С-Пб. 1997, с. 340).

Таким образом, становится ясно, что речь идёт о важнейшем процессе на Земле: создание первого общностного строя во главе с Гайкидами, происхождение, а затем и расселение арийских (индо-иранских) народностей.

Однако где же прародина этих народов?

В Авесте сказано, что «…наилучшую из стран и мест обитания, я, Ахура-Мазда, сотворил: Арианам-Вэджа с [рекой] Доброй Датии…» (Авеста, указ. соч., «Видевдат», Географическая поэма, С-Пб. 1997. с. 70). Арианам-Вэджа переводится как Арийский Простор, в качестве прародины всех ариев. В результате исследований советские иранисты вынуждены были признать, что «…Арианам-Вэджа локализуется в научной литературе по-разному: Хорезм, либо местность на берегу Аракса…» (Мифы народов мира, сов. энц., т. 1., М. — 1991 г., составил И. Брагинский, с. 104). Однако в Хорезме, как мы знаем, нет ни священных гор, нет ни озёр, о которых говорится в Авесте и в других текстах, а это значит, что мифическая прародина ариев – зона Араратских гор и Аракская излучина.

«Тогда Каюмарс повелителем стал;
Высоко в горах он сперва обитал;
Там счастье обрёл и державный удел,
Себя и мужей в шкуры барсов одел» (Фирдоуси, «Шахнаме», АНСССР, М. — 1957 г., т. 1, с. 24).

Фирдоуси чётко показывает, что Гайомард-Каюмарс живёт в высоких горах. Также, как и представитель старшего поколения богатырей русского героического эпоса Святогор, который живёт «на Святых Горах Араратских…» («Былины», сост. В.И. Калугин, М. — 1986 г. «Современник», с. 33). При переводе имени «Святогор» на армянский язык мы получим «Санасар», и это не случайность. Санасар в армянском эпосе – основатель-отец армянского богатырского дома.

Возникает вопрос: почему в русских былинах, в отличие от иранских сказаний, есть чёткое определение и название Священных гор? Дело в том, что индо-иранские народности были переселены из Араратской зоны в иранские равнины одними из первых, тогда как славянские народы вышли из своей прародины намного позже, чем и объясняется чёткое сохранение в этногенетической памяти словосочетание «Араратские Святые Горы», как родина древнейшего русского былинного образа – Святогора-Санасара.

Таким образом, можно сделать вывод, что Святогор – тот же Санасар – тот же Гайк, тот же Гайомард-Кеюмарс. А вне мифологического аспекта – Гайкиды (Арменоиды) или армяне.

Гайомард, кроме Космического воина в борьбе против тьмы за победу света, также является правоверным проектировщиком мировой социально-политической,  религиозной и культурной жизни всего человечества. Таким образом получается, что Гайкиды становятся не только цивилизаторами древних ариев, а также являются их правителями. Если это так, то в этногенетической памяти этих народов должна была бы сохраниться Космическая иерархия между народами, где Гайкиды должны были быть главенствующими в ней. Кроме Авесты и «Шахнаме», эту главенствующую роль показывает русская былина:

«Святогор-богатырь да будет Большой брат,
Илья Муромец да будет Меньший брат» («Былины», М. — 1986 г. с. 35-36).

Другие факты об исключительной главенствующей роли Гайкидов есть и в древних сказаниях у ряда остальных народов – Младших Братьев.

Итак, согласно «Шахнаме», следующим правителем иранцев становится внук Гайомарда – Хушенг (или Хошанг). Это период, когда уже начинается выселение ариев в различные уголки планеты во главе со своими вождями – Гайкидами. «От одной пары, имя мужчины Хошанг, а женщины – Гузак, произошли иранцы» («Бундахишн», Глава XV). То есть Хушенг, «внук» Гайомарда, возглавляет народности, которые являются предками нынешних иранцев. Кроме того, «Бундахишн» отчётливо и систематизировано даёт хронологический путь и переселение народностей таким образом, что создаётся впечатление, что, во всяком случае, вожди этих племён уже заранее знают своё место заселения. Как в нашей Вселенной планеты чётко расположены на своих местах на орбите Солнца, так же Младшие Братья располагаются на орбите Старшего Брата, под его чутким контролем.

Контролируемая или заранее спланированная миграция арийских этнических групп представлена в первой ветви «Санасар и Багдасар» армянского героического эпоса «Сасна Црер»:

«И вот Багдасар с женой молодой
Уехал в Багдад.
В Сасуне жил Санасар,
Бездетный был Багдасар,
Санасару сына послал Господь. («Давид Сасунский», Эпос, перевод В. Державина, Ереван, «Наири», 1999 г., с. 128).

Итак, как показывает армянский героический эпос, младший брат Санасара-Святогора, Багдасар, уступающий во всех отношениях Старшему Брату,  вынужден покинуть Сасун. Более того, Багдасар остаётся без потомства.

Что всё это значит?

Дело в том, что Санасар-Святогор, заселив землю, сам остаётся в зоне Армянского нагорья, что и является причиной того, что, в отличие от других, лишь он владеет исключительной сверхъестественной Космической Силой. Лишь ему, основателю человеческой цивилизации, дано право жить в зоне Святых Араратских Гор. Именно по этой причине у Санасара-Святогора-Гайомарда, в отличие от Младшего Брата, есть духовные наследники в лице Мгера Старшего, затем Давида и Мгера Младшего. Причина структуры иерархии скрыта также в генетических особенностях Гайкидов. Дело в том, что в отличие от Братьев Младших, которые в генетико-духовном аспекте являются обладателями лишь трёх стихий – земли, воды, воздуха, только Старший Брат Гайкид обладает четвёртой и решающей стихией – стихией огня. Факт исключительного главенства Гайкидов красной нитью проходит во всех мифологиях мира. Таким образом, именно обладателю четвёртой стихии по Вселенскому праву принадлежит место первого. Именно поэтому Святогор-Санасар-Гайомард как Старший Брат не только несёт перед Вселенной ответственность за Младшего Брата, но именно от Старшего Брата зависит само его существование.

В одной из русских былин мы становимся свидетелями именно этого момента, когда на Русь нападает Кривда и русские богатыри вынуждены идти к Святым Горам за помощью к Святогору.

«Утомились витязи, уходились, испужалися.
Побежали в Горы Святые, великие,
Под защиту брата старшова свово,
Брата крестовова, Святогора самово,
Святогора огромаднова, завсегда спящева» (С.О. Прокофьев, Пророческая былина, Как Святые Горы выпустили из каменных пещер своих русских могучих богатырей, М., — 1992 г., с. 45-46).

Итак, показав чётко выраженную Космическую иерархию, ссылки на русские былины считаем достаточными, дабы не сбиться с основной задачи.

Итак, именно Хушенг, от которого происходят иранцы, становится основателем первой легендарной династии Ирана – Пишдадидов.

Как мы уже показали, кроме защиты и наставления Старший Брат взял на себя роль цивилизатора переселённых народов как в материальной, так и в духовной жизни.

«Владыка железо исторг из руды;
Основой тогда процветания стал
Блестящий, из камня добытый металл.
Царь создал мотыгу, топор и пилу,
Начало кузнечному дал ремеслу» («Шахнаме», указ.соч., с. 28-29).

Здесь мы видим, как царь Хушенг Пишдадид из рода Гайомарда сам обучает всему население.

«Затем оросил он пустынный простор
Владыка, чтоб людям нужды избежать,
Пахать научил их, и сеять, и жать.
И каждый свой хлеб стал выращивать сам,
Не стал кочевать по степям и лесам.
Довольства не знали в те давние дни,
Одеждою листья служили одни…» («Шахнаме», указ. соч., там же).

Здесь отчётливо видны, во-первых, географические перемены: Каюмарс-Гайомард жил в Высоких горах, а его люди надевали барсовые шкуры, а уже в этой части сказания видно, что переселение уже произошло и они живут на пастбищах. Более того, они укрываются листьями и только-только учатся печь хлеб, орошению и многому другому, тогда как Гайомард-Каюмарс был намного прогрессивнее: «Каюмарс установил деление года на 12 месяцев и начало летоисчисления , «…он (уже) построил первые жилища на склонах гор, освещённых солнцем, первые жилища, где поселил людей» (История всемирной литературы. В 9 томах. Т. 1., М., 1983 г., с. 269).

Исходя из психологических особенностей и этногенетических комплексов Младшего Брата в отношении к Старшему Брату, в генетической памяти тех же индоиранцев покинутая ими прародина начала восприниматься как «закрытая», или «запрещённая» страна. В армянском героическом эпосе представлен момент, где Младший Брат Багдасар впадает в гневное чувство зависти по отношению к Санасару из-за его могущества и духовного бессмертия. Вспомним ту часть, где дочь царя “каджев” Дехцун отправляет письмо Санасару, однако оно попадает в руки Багдасара и становится причиной ссоры. Так говорил Багдасар матери:

«С какой это стати я сяду за стол?
Посватался брат, а мне не сказал.
Человек я иль нет?» («Давид Сасунский», указ. соч., с. 100).

И когда братья при посредничестве матери всё же встречаются, Багдасар обиженно говорит Санасару:

«…А почему царя каджей дочь
Два раза тебе привет написала,
А мне только раз?» («Давид Сасунский», указ. соч., с. 101).

В результате народ, который по праву являлся хранителем Вселенских знаний и систем, имеющий в странах ариев привилегированный статус учителей или правителей, магов или богатырей, со стороны ряда народностей начал восприниматься как народ-дэвы, а страна Священных гор как страна дэвов. «…Если ты называешь мокцев дэвами, то я вас, Сасанидов, назову бабами». Так цитирует армянского нахарара страны Магов (Мокац ашхар) Великой Армении Атома Мокского отец армянской историографии Мовсес Хоренаци, живший в V веке, рассказывая о его насмешках над наследником Иранского престола Шапура Сасанида». (Мовсес Хоренаци, История Армении, книга 3, Ер. —  с. 259).

Необходимо отметить, что как и в современной Индии, так и в глубочайшей древности, боги-дэвы воспринимались не как негативные существа, а как могучие боги добра и света древних индоиранских племён. В те времена Страна Дэвов отнюдь не воспринималась в качестве страны, населённой демонами, а совсем наоборот: как страна, где на вершинах гор восседают боги. Согласно шумеро-аккадскому эпосу о Гильгамеше, Армянское нагорье названо именем священной горы Арарат-Аратта и,  как в «Шахнаме», там так же она является запрещённой для посещения страной.

Согласно исследованиям известного советского лингвиста М. Абегяна, имя Давида Сасунского с древнеармянского переводится как «рождённый из дэвских богов», которые являлись светлыми богами-предками армян. Злыми демонами они начали восприниматься рядом иранских племён в период духовной трансформации индоиранского субстрата (М. Абегян, Избранные труды, том. 8, 5, 1985 г., с. 41-42).

Называя свою прародину Страной дэвов, а Гайкидов – дэвами, драконами и магами, древние иранцы, однако, не имели другого пути как, исходя из Вселенских Законов, быть частью системы Старшего Брата. Таким образом, они охотно продолжали во всём обучаться и принимать систему Страны дэвов, осознавая, что именно этот путь обеспечит безопасность и постоянство иранской государственности. Так, согласно Фирдоуси, следующий легендарный царь династии Пишдадидов Техмурес якобы боролся со злыми дэвами, однако:

«Владыку писать научили они,
Зажгли в нём познанья благие огни –
Писать, да по-разному – на тридцати
Наречьях: фарси, пехлеви и согди,
Руми, и тази, и китайскую речь –
Всё в чёткие знаки умел он облечь» («Шахнаме», указ. соч., с. 33).

© Эдуард Абрамян

Advertisements

1 комментарий

Filed under Статьи

One response to “Происхождение мифологических царей и богатырей Ирана (часть I)

  1. Уведомление: Происхождение мифологических царей и богатырей Ирана (часть I) | Вне Строк

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s